Донские яблоки любят в Сибири и на Урале

0 17

Донские яблоки любят в Сибири и на Урале

Лучшее садоводческое предприятие Ростовской области приступило к сбору урожая.

Первая декада июля – начало яблочного сезона в хуторе Родионовка Неклиновского района. В садоводческом хозяйстве ИП Курочкиной Н.А. самый ранний сорт – Женева. В этом году он сильно пострадал от апрельских заморозков, поэтому автоматизированная линия, рассчитанная на сортировку девяти тонн яблок в час, находится в режиме ожидания, также как и сотни пластиковых контейнеров в ещё не загазованных камерах хранения. Пока специа­листы готовят оборудование к массовой приёмке плодов, в офис уже едут покупатели – премиальные донские яблоки высоко востребованы в разных регионах страны.

«Приехал за две тысячи километров»

Визит одного из покупателей совпал с нашим посещением предприятия. Павел Коровин из компании «Кафт» рассказал, что проехал больше двух тысяч километров, чтобы оценить уровень технологий и законтрактовать часть урожая яблок. Он занимается поставками фруктов в государственные, муниципальные учреждения и торговые сети Челябинской области, в прошлом сезоне выкупил у ИП Курочкиной Н.А. половину всего урожая.

– Мы работаем со множеством предприятий в Краснодарском крае, Белгородской, Воронежс-
кой области на протяжении 20 лет и очень рады найти добросовестного поставщика качественной продукции здесь, в Ростовской области, – рассказал он.

Экскурсия по территории сада и осмотр производственной площадки вызвали у него одобрение: «Вот к чему нужно стремиться сегодня всем садоводам!»

Ещё 10 лет назад здесь был пустырь. Эдуард Курочкин, работавший тогда топ-менеджером одного из крупнейших в России агрохолдингов, выкупил обанкротившееся сельхозпредприя­тие.

– Мне всегда хотелось иметь собственный бизнес. Но корпоративная этика не позволяла заняться тогда зерном. Решил посадить сад, – рассказал Эдуард.

Донские яблоки любят в Сибири и на Урале

Перед закладкой сада Эдуард Курочкин посетил лучшие садоводческие предприятия в России и Европе

Предприятие оформлено на супругу, это часть семейного бизнеса, и, судя по спросу на продукцию, весьма успешная. Помимо Челябинска большую часть урожая продают напрямую в Омскую область. По оценке владельца, прямые поставки позволяют экономить по 2-5 рублей с каждого килограмма.

Место под сад выбирали по рельефу, с небольшим наклоном. В непосредственной близости находились заброшенные здания бывшей фермы, от которой оставались только стены. Самое удобное – что к ферме были подведены электричество и газ. Курочкин реконструировал помещения и оборудовал в них офис, а также склад для сортировки и хранения яблок. Бывшие лагуны для хранения навоза вычистили, застелили плёнкой и заполнили водой из скважин. В таких резервуарах вода нагревается на солнце и автоматически качается для капельного полива. Воду очищают через фильтр осмос, чтобы уменьшить содержание карбонатов – они блокируют усвоение растениями питательных элементов.

Перед посадкой саженцев объездили несколько европейских и российских садоводческих предприятий: «Изучали технологию, выбирали самые лучшие решения». В первый год высадили 28 га яблони интенсивных сортов на шпалере и 6 га черешни полуинтенсивных сортов (без шпалеры).

Сорта выбирали наиболее востребованные покупателями: Ренет Симиренко, Гренни Смит, Джонаголд, Гала (три разновидности этого сорта), Гольден, Моди, Фуджи Ацтек и Ред Чиф. Первые саженцы импортировали из Италии и Крыма. А позже заказывали выращивание из своего привоя специалистам другого садоводческого предприя­тия из Ростовской области. По оценке Эдуарда Курочкина, эта практика показала себя достаточно успешной, при этом стоимость саженцев сократилась значительно.

Агроном предприятия Александр Ряузов рассказал, что схема посадки используется традиционная для интенсивного сада: ширина междурядья 3,5 м, в ряду – 1 м или 50-70 см, в зависимости от сорта. Каждое 11-е дерево в 10-метровом промежутке – опылитель, сорт Райка.

Планирование и кронирование – прежде всего

К планированию и развитию сада бизнесмен подошёл системно: сразу после цветения деревья накрывают градозащитными сетками. По мнению Эдуарда, пренебрегать этим атрибутом очень рискованно: её стоимость окупится за один год, если пройдёт хотя бы один небольшой град.

Насосные станции, которые обеспечивают капельный полив, оборудованы программаторами, которые задают режим полива. Установлен и растворный узел для фертигации – внесения жидких удобрений.

Для защиты сада используются химические препараты ведущих компаний: «Сингенты», «Басф», «Байер», а также «Щёлково-Агрохим». Препараты чередуют таким образом, чтобы избежать формирования резистентности у вредных объектов. 30% в системе защиты занимают биопрепараты, их используют перед созреванием плодов, когда применять «химию» уже небезопасно для потребителей.

Полностью перейти на биологическую защиту, по словам агронома, предприятие пока не рискует, так как это может повредить качеству продукции. Систему защиты планируют заранее, в январе, и корректируют по мере необходимости в течение сезона. Предупреждать распространение болезней и вредителей помогают метеостанции с датчиками – по их показаниям специалисты могут прогнозировать появление листовёрток, плодожорок и прочих вредителей. Феромонные ловушки также автоматизированы и сигнализируют о появлении незваных гостей.

Система питания и защиты сада – значительная составляю­щая успеха, но его основа, по словам Эдуарда Курочкина, закладывается при кронировании сада и в последующем поддерживается правильной обрезкой. Отрасль садоводства в нашей стране развита пока не настолько, как в Польше или Италии. Поэтому возникают проблемы с квалифицированными специалистами.

Как рассказал владелец, первое время для кронирования и обрезки сада привлекали агрономов из крупных российских садоводческих предприятий.

– Прошло полтора года, и мы поняли, что деревья не выходят на свой потенциал урожайности. Вызвали технолога из Польши, он сказал, что обрезку нам делали неправильно. Пришлось всё переделывать, из-за этого мы потеряли один сезон: всё, что уже было сформировано, перерезали. Но в этом деле лучше год потерять, зато потом получать больше урожая, – рассказал Эдуард.

Сейчас хозяйство заключило договор с польским агрономом, он приезжает по мере необходимости и консультирует работников в режиме онлайн.

Оценивая перспективы развития отрасли садоводства в стране, самым слабым звеном донской садовод называет именно кадровую проблему. «Эмбарго на поставку фруктов из Европы сделало инвестиции в этот бизнес в России привлекательными. Покупатели яблок рассказывают нам, как интенсивно развиваются сейчас сады в средней полосе России и на юге. Не знаю, где предприя­тия возьмут столько специалистов, чтобы брать на абордаж большие площади. Когда ввели контрсанкции, я был в Польше в питомнике и видел, как наши земляки грузили в фуры все саженцы подряд, везли в Краснодарский край. 250 га садов там высаживали, спросил: неужели успели шпалеру поставить на всю площадь? Ответили: сначала нам сказали высадить, а всё остальное сделаем потом. Я понял тогда, что люди далеки от производства и что у менеджеров стоит задача просто освоить деньги. Жалко таких инвесторов и жалко отрасль: по качеству они нам конкуренции не составят, но демпинговать могут, если деньги свои не считают», – рассуждает садовод.

Каждое яблоко отографируют и укладывают «спать»

После сбора урожая (происходит вручную) плоды привозят в сортировочный центр. 

Здесь установлена голландская автоматизированная линия Aweta. Робот разгружает яблоки в ёмкость с водой, далее потоком воды плоды подаются в сушилку. Чистые и сухие яблочки едут… фотографироваться!

Автоматизированная линия, рассчитанная на сортировку девяти тонн яблок в час

– Это компьютер, он фотографирует яблоко в 3D, – показывает на шарообразный круглый объект красного цвета инженер Владимир Змыслов. – Таким образом проверяется соответствие каждого яблока заданным параметрам: цвет, размер. В зависимости от сортности – первая, вторая, третья – компьютер отправляет яблоки на разные линии.

Участие человека требуется здесь, только чтобы подать контейнеры на разгрузку и потом загрузить уже откалиброванные яблоки в коробки.

Донские яблоки любят в Сибири и на Урале

Первы урожай — яблоки сорта Женева готовы к реализации

Камеры для хранения тоже автоматизированы. Оборудование голландской фирмы «Бесселинг» позволяет устанавливать и поддерживать стабильную температуру без изменений даже на 1-1,5 градуса. Такое колебание может быть чувствительно для некоторых сортов. Внутри камеры также создаётся своя газовая среда – азотная, в которой, по словам агронома Александра Ряузова, яблоко «засыпает». Перед этим его обрабатывают фитомагом (особый газовый состав), который уничтожает опасные бактерии.

– В таких условиях можно хранить продукцию до года, но у нас не получалось проверить, потому что продукцию раскупают обычно быстрее. Самый долгий срок хранения, который нам удалось испытать, это семь-девять месяцев, – рассказал инженер.

На продолжительность хранения помимо условий в самом хранилище влияют и степень зрелости плодов (она должна быть на уровне 95%), показатели самого сорта, технология их выращивания, погодные условия.

В одну камеру помещается до 180 тонн яблок. В настоя­щее время площадь хранилища позволяет разместить до 1,5 тысячи тонн продукции.

Донские яблоки любят в Сибири и на Урале

Контейнеры и хранилище готовы к большому урожаю

В планах владельца построить ещё один такой же склад, к работам приступят в следующем году. Всего предприятие сейчас производит от 900 до 1,1 тысячи тонн яблок в год. Начав с 34 га в 2011 году, Эдуард Курочкин нарастил площадь садов до 55 га и в этом году добавит ещё 4 га. «На этом пока планируем остановиться и работать над технологией: сейчас средняя урожайность составляет 35 т/га, а мы планируем выйти на 40 т/га. С учётом всего этого, общий объём производства должен удвоиться: 2,2 тыс. т».

В прошлом году предприя­тие семьи Курочкиных отмечено дипломом правительства Ростовской области как лучшее хозяйство по развитию садоводства. Есть и финансовая поддержка: субсидии за строительство оросительной системы, высадку саженцев, строительство хранилища. В общей доле затрат предприятия это составляет пока только менее 10% затрат.

«Мы живы, пока действует запрет»

Насколько привлекателен такой проект сам по себе, по мнению Эдуарда Курочкина, однозначно сказать сложно. В 2013 году он ушёл с руководящей позиции бывшего агрохолдинга. Забрав свою долю, он основал отдельное предприятие ООО «Раздолье». На площади 25 тысяч га выращивает озимую пшеницу, рапс, подсолнечник, кукурузу на орошении. Основной доход приносит «Раздолье», на сад в общей структуре выручки приходится 3,5%.

– Для меня это скорее хобби и диверсификация погодных рисков. Обычно, если год удачный для садоводства по погодным условиям, мы меньше получаем в растениеводстве, и наоборот. Хотя в этом году заморозки повлияли и на черешню (недобор 70%), яблони (потери до 20%), и на зерно, – рассказал Эдуард.

При сроке службы интенсивного сада 17-18 лет окупить себя он должен в течение 5-7 лет, но с учётом затрат на строительство хранилища, сортировку срок окупаемости растягивается на десятилетия.

Даже при прошлогодних закупочных ценах 50 рублей за кг первосортного яблока производство рентабельно. А в этом году цены формируются от 60 рублей на фоне сообщений о потерях садоводов из-за весенних заморозков. Но строить долгосрочные прогнозы о перспективах развития – дело неблагодарное.

– Мы живы, пока действует запрет на импорт польских яблок. Как бы мы сейчас ни старались, там лучше погодные условия, более развиты технологии и себестоимость ниже как за счёт господдержки, так и за счёт более низких затрат, – делится Эдуард. – Большинство польских садов небольшие, 20 га считается крупным предприятием. В основном семья работает в саду сама, в сезон привлекают наёмных работников из Румынии, с Украины. Поэтому у них меньше побочных расходов, чем у нас.

– Сорта практически одинаковы в России и за рубежом, – оценивает потенциальную опасность конкуренции российских яблок с польскими Павел Коровин. – Лично мы работаем только с теми российскими предприятиями, которые дают премиальное качество. Но таких в стране сейчас не много. Есть масса производителей, которые больше сами ищут покупателей. Качество востребовано на рынке: именно наше предприятие покупало бы больше сейчас, если бы эта продукция была. Даже несмотря на влияние пандемии, снижение покупательной способности. Садики заработали, скоро откроются школы, да и в целом спрос, мы надеемся, скоро восстановится, если, конечно, не пойдёт вторая волна пандемии. Думаю, в таких условиях отрасль будет развиваться хорошо.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.