Исчезновение века: историк рассказал, где сейчас может находиться пропавшая Янтарная комната

0 6

Польские СМИ сообщили об обнаружении на дне Балтийского моря теплохода «Карлсруэ», затонувшего в апреле 1945 года в ходе операции по вывозу немецких войск из осаждённого Кёнигсберга. Польские водолазы нашли на дне множество закрытых ящиков, в которых, по их версии, могла перевозиться легендарная Янтарная комната. После вывоза из Царского Села она находилась в Кёнигсберге, но в 1945 году её следы были утеряны, и о дальнейшей судьбе шедевра историки горячо спорят по сей день. Российский писатель Александр Мосякин много лет изучает вопрос перемещения культурных ценностей в годы войны. Благодаря доступу к ранее неизвестным архивным документам и материалам несколько лет назад он смог озвучить свою версию судьбы исчезнувшей комнаты. В интервью RT историк рассказал, почему не стоит искать её на дне моря и где пропавший шедевр может находиться в настоящее время.

  • © Reuters / Wikimedia commons

— Александр Георгиевич, о таинственном исчезновении Янтарной комнаты во время войны слышали, наверное, все, многие бывали в Царском Селе и видели её в воссозданном виде. Расскажите об истории создания этого произведения искусства и его появления в России.

— Янтарная комната была создана в начале XVIII века по замыслу архитектора Андреаса Шлютера для нового дворца прусского короля Фридриха I в Берлине. Изначально она была меньших размеров — это был, скорее, Янтарный кабинет. Однако собрать панели в готовом виде не успели, так как в 1713 году Фридрих I умер, а сменившему его Фридриху Вильгельму I это произведение искусства было не нужно. Зато ему был очень нужен союз с Россией в войне против Швеции, и в ноябре 1716 года, во время встречи с Петром I, Фридрих Вильгельм, зная, что русский царь проявлял интерес к Янтарному кабинету, преподнёс его в качестве политического дара, чем очень обрадовал Петра. В июле 1717 года кабинет перевезли в Санкт-Петербург, где он некоторое время находился в Меншиковском дворце, потом его дважды собирали, но в конечном итоге Янтарная комната была собрана в середине XVIII века гениальным Франческо Растрелли в одной из парадных комнат Большого Екатерининского дворца Царского Села. Там она находилась до осени 1941 года, когда её похитили гитлеровцы.

— Именно Растрелли превратил Янтарный кабинет в комнату?

— Да, перед этим она была собрана в старом Зимнем дворце, там было помещение парадное, но не очень большое. А в Большом Екатерининском дворце помещение было гораздо больше, и Растрелли, чтобы заполнить всё пространство комнаты, существенно расширил общую композицию: вставил зеркальные пилястры, дополнительные вставки сверху и снизу.

— Янтарная комната после исчезновения стала своеобразным символом утраченного культурного достояния России. Она всегда имела статус особо ценного объекта или здесь сыграл дополнительную роль фактор её таинственного исчезновения?

— Специалисты о Янтарной комнате, конечно, знали, но за пределами узкого круга лиц она была малоизвестна, так как находилась в действующей царской резиденции. Там жили члены императорской фамилии, бывали только гости и служащие дворца. Лишь в 1913 году историк Царского Села полковник Сергей Вильчковский составил для царя «Всеподданейший доклад о создании и реставрации Янтарной комнаты», где впервые подробно её описал. Она также значилась в путеводителях по Царскому Селу. 

Свой нынешний статус Янтарная комната обрела уже после войны, когда в конце 1950-х годов начала раскручиваться история, связанная с её бесследным исчезновением. Тогда вокруг неё возникла какая-то навязчивая паранойя, которая продолжается до сих пор. Только за последнее время её «находят» в третий раз.

Год назад была шумиха в Польше, где нашли какой-то очередной бункер, заброшенный со времён войны. Но там достаточно хотя бы на вход посмотреть. Большие янтарные панели были размером 3,69 на полтора метра, а в этот бункер еле человек пролезет. Ну разве можно было их там спрятать? Но шуму в СМИ было очень много.

— К недавней находке польских водолазов вы тоже относитесь скептически?

  • Подводные съёмки затонувшего парохода «Карлсруэ»
  • © Tomasz Stachura/ Baltictech/Handout

— Да. Поляки давно разрабатывают эти «морские» версии. Но никаких документальных данных о том, что Янтарная комната или другие сокровища Восточной Пруссии вывозились на «Карлсруэ», не существует. В реальности в последних числах января 1945 года из гавани Кёнигсберга один за другим вышли четыре корабля. Один из них был «Вильгельм Густлофф», десятипалубный круизный лайнер, который потопила подлодка C-13 под командованием Александра Маринеско. Польские исследователи сначала утверждали, что Янтарная комната, которую они искали, была на этом корабле. Но потом были найдены списки грузов, погружённых на судно, и там никаких янтарных панелей нет. Второй корабль, вышедший из Кёнигсберга, назывался «Гойя», его тоже потопили. Кроме того, были гражданский пароход «Бранденбург» и лёгкий крейсер «Эмден». Вот на нём действительно в Германию из Восточной Пруссии были вывезены ценнейшие экспонаты, в том числе гроб Фридриха I, для которого сделали Янтарную комнату, саркофаг Гинденбурга, а также сокровища, награбленные Эрихом Кохом в украинских музеях. Груз благополучно прибыл в Германию, где его спрятали в соляных шахтах в Тюрингии.

— Возвращаясь к Янтарной комнате… Что достоверно известно о том, как её вывозили в 1941 году из Царского Села? И куда дальше ведут её следы?

— Янтарной комнаты не оказалось в утверждённых перед войной советским правительством списках ценностей из дворцовых ансамблей Петербурга, которые подлежали эвакуации. Сотрудники Екатерининского дворца-музея побоялись самостоятельно её вывозить, а немцы после занятия Царского Села Янтарную комнату очень быстро демонтировали и вывезли.

Комната была так называемой прерогативой фюрера и предназначалась для будущего грандиозного музея фюрера в австрийском Линце.

Но так как на тот момент он ещё не был построен, то гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох и директор Художественных собраний Кёнигсберга Альфред Роде, крупнейший специалист по янтарю, попросили Гитлера до создания музея в Линце выставить Янтарную комнату в бывшем Королевском замке Кёнигсберга. Разрешение было получено.

В ноябре 1941 года сокровище доставили в Кёнигсберг, но собрали только в апреле 1942-го. В собранном виде Янтарная комната экспонировалась в музейном зале №37 замка. Однако это помещение было примерно на треть меньше зала в Царском Селе. И эта «маленькая» Янтарная комната значилась в немецких музейных документах как «немецкий Янтарный кабинет».

— Получается, в этот момент образовались «лишние» детали?

— Да, эти «лишние» детали некуда было деть, и они просто хранились в запасниках замка или в подвалах Имперского банка напротив. В августе 1944 года, перед началом сильных бомбардировок города, доктор Роде комнату демонтировал и спрятал в подвалах замка. В конце года Мартин Борман, отвечавший за имущество Гитлера, приказал Коху и Роде эвакуировать Янтарную комнату. Но Альфред Роде был её фанатиком. Когда в ночь на 30 августа 1944 года англичане страшно бомбили Кёнигсберг, впервые применив напалм, Роде сидел в своём кабинете в замке над подвалами с янтарными панелями, решив, что если ему суждено погибнуть от бомб, то он погибнет вместе с ними. В ту ночь он поседел, а от бушевавшего вокруг огня оплавились шесть цокольных янтарных панелей.

  • Подводные съёмки затонувшего парохода «Карлсруэ»
  • © Tomasz Stachura/ Baltictech/Handout

— То есть подчиняться распоряжению Бормана и расставаться с комнатой Роде не хотел?

— Не хотел, и начал игру в дурака с Гитлером. Роде стал отправлять вглубь Германии «лишние детали». Две-три детали отправит — и пишет в документах, что это Янтарная комната.

А так как отправлял он всё по разным адресам, то таких «комнат» оказалось по документам множество, что потом сбивало с толку искателей потерянного сокровища.

— Известно, куда они в итоге попали?

— С конца 1960-х годов поисками Янтарной комнаты занялся самый известный немецкий кладоискатель Георг Штайн, вокруг которого роились агенты спецслужб. Под видом историка Пауля Колера её искал подполковник «Штази» Пауль Энке. Видимо, он в начале 1987 года сообщил Штайну о соляной шахте Граслебен-1 в Саксонии, куда в начале 1945 года прибыло 60 транспортов с ценностями, награбленными в Европе гитлеровцами, среди которых были и «лишние» детали Янтарной комнаты. Есть версия, что все эти огромные ценности весной 1945 года захватили и вывезли в США. Это была сенсационная и опасная информация. В августе 1987 года Штайн решил дать пресс-конференцию в Мюнхене. Но накануне ему позвонили двое неизвестных якобы с важной информацией. Он поехал на встречу с ними и погиб. А вскоре после этого отправился в мир иной и 42-летний подполковник Энке.

Однако незадолго до смерти Штайн написал письмо своему врачу Альберту Рауху, где поделился тем, что ему удалось узнать. Я много лет работал с архивом Штайна, который после его смерти попал в СССР, и ксерокопия этого письма у меня есть. Там сказано, что до 10 апреля 1945 года янтарные панели хранились в охотничьем замке Рейнхардсбрунн под Готой, после чего их должны были вывезти в район Нюрнберга, но из-за быстрого продвижения американских войск колонна с архивами и культурными ценностями под грифом «музей кайзера Фридриха» свернула, и их привезли в саксонскую соляную шахту Граслебен-1. Эти ценности под инвентарным номером 16+17 разместили в забое шахты на глубине 430 м. 

Через несколько дней этот район заняли американцы, и уже в мае 1945 года все находившиеся в шахте элементы Янтарной комнаты через Антверпен были вывезены в США. Штайн сетовал в письме, что все акты касательно этого дела недоступны для ознакомления, полностью засекречены и хранятся в архивах военного департамента США.

— С «лишними» деталями будем считать, что разобрались. Но что случилось с основной частью Янтарной комнаты?

— Вплоть до начала штурма Кёнигсберга утром 6 апреля 1945 года упакованный в ящики «немецкий Янтарный кабинет» находился в Орденском зале Кёнигсбергского замка, который чудом уцелел после бомбёжек города вместе с расположенным под ним рестораном. 9 апреля 1945 года около 22:00 гарнизон Кёнигсберга капитулировал. В тот день Роде не было в городе, а директор упомянутого ресторана Пауль Фейерабенд, его сотрудники и работники замка находились в Орденском зале — сидели на ящиках с янтарными панелями. В полночь в зал вошел «русский полковник» и панели передали ему.

— Откуда известны такие подробности?

— Поисками Янтарной комнаты после войны занимался Анатолий Михайлович Кучумов, которого я хорошо знал лично. Он был хранителем Янтарной комнаты до войны, а после её окончания возглавлял советскую правительственную комиссию по поиску похищенных гитлеровцами культурных ценностей. Его группе удалось отыскать более 200 тыс. произведений искусства, вывезенных не только немцами. За эту работу он был удостоен Ленинской премии СССР. Кучумов многое рассказывал мне, но правду о судьбе Янтарной комнаты так и не сказал, так как дал пожизненную подписку МГБ СССР о неразглашении. Уже после его смерти в его архиве, к которому я получил доступ, в 2011 году я нашёл уникальные документы, которые проливают свет на судьбу комнаты.

— Так что же с ней в итоге произошло?

— В бумагах Кучумова опровергается версия о том, что комната погибла в огне, который охватил замок. На самом деле все ящики с панелями успели вывезти. По свидетельству, которое я привожу в книгах, панели сначала переправили в район Литовского вала в Кёнигсберге, в то место, где находятся Закхаймские ворота.

По материалам Кучумова видно, что там же хранились и другие найденные в тайниках сокровища Восточной Пруссии. Все эти ценности МГБ затем переправило в Берлин.

Как сообщил в письме Кучумову немецкий профессор Штраус, который занимался перемещёнными ценностями и присутствовал при этих событиях, в 1950 году они были переданы американцам и оказались в Западном Берлине.

У СССР за военные поставки были долги перед США на $11,3 млрд, а платить было нечем. По договору срок платежей по ним наступал через пять лет после окончания войны, то есть как раз в 1950 году, и рассчитывались тем, чем могли.

  • © Wikimedia commons

Дело в том, что трофейные ценности тогда делились на три категории. Одна из них касалась тех ценностей, которые находились на территориях, которые Германия теряла по итогам войны. Она не имела на них никаких прав, поэтому всеми ценностями, которые наши войска и спецслужбы нашли и изъяли на территории отошедшей к СССР Восточной Пруссии, наша страна на совершенно законных основаниях могла распоряжаться как угодно. И они, наряду с золотом, пошли на оплату ленд-лизовского долга.

— Неужели наши спецслужбы сознательно отдали американцам это уникальное произведение искусства?

— Вот в этом всё и дело. Они, конечно, ничего не знали. По всем имевшимся документам она же шла как «немецкий Янтарный кабинет из Кёнигсбергского замка», никакой связи с Царским Селом не было. Дело в том, что журнал замка-музея исчез. Его нашёл профессор Иваненко и передал МГБ, но больше журнал никто не видел. А уже когда после передачи комнаты американцам в МГБ наконец разобрались, что натворили, то началась вся эта эпопея с ложными и труднопроверяемыми версиями. 

— Давайте ещё раз зафиксируем. По вашему мнению, вся довоенная Янтарная комната так или иначе попала в руки американцев?

— Не совсем. Часть янтарных панелей погибла во время пожара Кёнигсбергского замка ночью 30 августа 1944 года. Кроме того, был ещё один случай. Ночью 10 марта 1945 года банда немецких уголовников в военной форме на двух грузовиках подъехала к замку. Они предъявили фальшивые документы охране и ограбили музей. Было вывезено семь ящиков ценных и особо ценных экспонатов, четыре из которых, судя по документам, которые есть у меня, содержали часть предметов из убранства «немецкого Янтарного кабинета».

— Удалось их разыскать?

— Они до сих пор не найдены. Главарь банды Клаус Штефман и двое его подельников были убиты при задержании, а остальные участники преступления не были установлены. Однако криминальная полиция в переписке сообщала, что две возможные явки налётчиков в Кёнигсберге, где могло быть спрятано украденное, осмотреть не удалось вследствие обрушения зданий из-за боевых действий. Я не исключаю, что эти ящики с ценностями до сих пор могут быть спрятаны на месте этих домов. Это здание на Штайнштрассе (ныне ул. Офицерская), в которое 21 марта 1945 года попала авиабомба, и здание на Шульцштрассе (ныне ул. Школьная), разрушенное при артобстреле. Надо также осмотреть «бункер Роде» на улице Коперника, где он прятал свои главные сокровища. Этот бункер в 1945 году Роде показал профессору Александру Брюсову — и его почистили военные «поисковики», но что-то могло остаться.

— То есть общей путаницы с пропажей комнаты изрядно добавляет то, что сама комната была разделена и вывозилась разными путями.

— Да, но ей способствует также то, что по заказу Коха, который захотел иметь свою Янтарную комнату, группа мастеров в имении Коха под Белостоком изготовляла копию с оригинала. Когда в конце июня 1944 года началась советская операция «Багратион», копии янтарных панелей (сколько точно — неизвестно) перевезли в имение Коха Гросс-Фридрихсберг, их судьба с января 1945 года неизвестна. Эти дубликаты могут где-то найти — и их могут принять за подлинники.

 А легко отличить оригинал от копии?

— Отличия есть, и эксперты смогут увидеть разницу. Но даже если допустить, что комната лежит не на дне моря или в земле, а в каком-то помещении, то всё равно приходится признать, что она с большой долей вероятности погибла. Ведь за ней нужен постоянный уход, определённая температура, влажность. Без этого за 75 лет янтарные панели превратятся в неэстетичную массу тёмно-коричневого цвета.

  • Янтарная комната до Великой Отечественной войны

Вообще же история с Янтарной комнатой — это лишь малая часть вселенского круговорота сокровищ, который породила Вторая мировая война. Но Янтарная комната является самым дорогим произведением искусства, утраченным в ходе той войны.

— Как бы вы оценили работу современных мастеров, воссоздавших её к 300-летию Петербурга?

— Это творческий подвиг. Комнату воссоздавали с помощью тех же методов обработки, которые использовали мастера три века назад, и мне она кажется даже лучше оригинала. Особенно если смотреть на закате солнца или ночью при свечах. Мне  однажды посчастливилось видеть её такой, это фантастическое зрелище! Днём при ярком солнце и толпах людей она смотрится совсем иначе.

— Ваши книги, как я понимаю, пользуются большой популярностью, а как к вашим во многом сенсационным изысканиям относятся в Царском Селе? 

— Мне доводилось не раз выступать перед музейщиками Царского Села, в том числе на международной конференции по перемещённым культурным ценностям в 2015 году.

Мой доклад музейщики встретили аплодисментами. А Борис Павлович Игдалов, специалист экстра-класса, руководитель янтарной мастерской, воссоздавший Янтарную комнату, попросил, чтобы я ему подписал свою книгу. Для меня это было высшей формой признания моего труда.

Другого признания мне не надо. Музейщики люди очень въедливые, и если они признали твой труд, то значит, потрудился не зря.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.