Каналы сбыта пересохли: донской пищепром теряет позиции на фоне пандемии

0 46

Каналы сбыта пересохли: донской пищепром теряет позиции на фоне пандемии

Когда коронавирус подобрался к России, доводилось слышать мнение, что сельское хозяйство он затронет в наименьшей степени – потому что «люди есть не перестанут». Однако это убеждение оказалось мифом. Спрос на пищевые продукты упал, и пострадали от этого прежде всего региональные переработчики.

Сделано на Дону,брошено под ноги

В первые дни карантина крупяной завод кооператива «Маяк» ускорял обороты. Паникующие россияне запасались кашами, и торговые сети резко увеличили заказы.

– Отгрузки идут через день-два. Если раньше отправляли по 100-200 килограммов крупы каждого наименования, то сейчас – по 300-500 килограммов, – рассказывала глава кооператива Любовь Железная.

Беспокоило только одно: сырьё дорожало, а торговые сети пересматривать закупочные цены не собирались.

К концу мая ажиотажный спрос на крупы утих, и теперь «Маяк» собирается вовсе прекратить любое сотрудничество с торговыми сетями – выходит себе дороже.

– «Лента» заказывает 300 пачек крупы по 300 граммов. И мы везём 90 кг по каждому магазину, в каждый супермаркет. Представляете наши расходы? – говорит Любовь Дмитриевна. – У меня доставка стоит в пять раз дороже, чем сам товар. Вот скажите, мне есть смысл быть в этой «Ленте»? Из «Метро» мы вышли, из «Окея» вышли. «Пятёрочка» полгода не заказывает нашу крупу, несмотря на то что на полках её нет, но и договор не расторгает.

Донские продукты не смогут сделать себе имя и завоевать доверие покупателей, потому что им отводятся худшие места на полках, говорит глава «Маяка». На днях она прошлась по супермаркету и обнаружила, что крупы завода лежат на самых нижних полках, причём даже не распакованные – на полки пакетики с чечевицей бросили прямо в целлофане, в котором их транспортировали.

– Нас постоянно затирают: то наверх складывают – так, что кочергой надо доставать, то, как сейчас, вообще под ногами. Зато чужие поставщики лежат на самом видном месте – и в три раза дороже, – говорит Любовь Железная. – Сети заботятся лишь о том товаре, который им выгодно продавать.

Продажи в апреле и мае: от -30% до -100%

Несколько лет подряд правительство Ростовской области пропагандирует идею «тяжело работать с сетями – идите в социальную сферу». Поставки в школы, больницы, детские сады действительно поддерживали местных переработчиков, но с введением карантина этот канал сбыта был просто перекрыт.

– Мы продавали около 17% продукции через торговые сети, 20% – через собственные магазины, немного через розницу и достаточно большую долю продукции отправляли в детские сады, – рассказала генеральный директор Новочеркасского мясокомбината Любовь Акулович. – С началом ограничительных мер падение произошло по всем каналам сбыта, а детские сады просто закрылись.

У Новочеркасского мясокомбината есть 11 фирменных магазинов, практически все они работали и в апреле, и в мае, но продажи в мелкой рознице упали на 30%. Торговые сети закупки сократили вдвое.

– Ситуация плачевная, заказы очень маленькие, – говорит Любовь Акулович. – Или покупательная способность низкая, или просто люди сейчас больше сидят дома, но у нас объёмы продаж через торговые сети упали почти вполовину, если сравнивать с мартом. Несмотря на то что мы не попали в категорию наиболее пострадавших отраслей и вроде бы предприятие остаётся действующим, работаем мы нестабильно – только по заявкам. Потому что продукция на складе есть, а заявок мало.

После двух провальных месяцев мясокомбинату придётся восстанавливаться как минимум полгода. Но уверенности, что спрос в дальнейшем вырастет, нет.

– Если откроются детские сады, уже будет легче, – говорит Любовь Акулович. – Нам могли бы помочь льготные кредиты и отсрочки по действующим займам. Но особенно беспокоят ресурсоснабжающие организации. Мы не в состоянии в полном объёме с ними рассчитаться, у нас образовались долги, и поставщики газа, электроэнергии присылают претензии. Хотелось бы получить реструктуризацию долгов хотя бы месяца на три-четыре… Восстановление будет сложным, особенно у малого бизнеса. Пострадали все.

Надои растут, потребление падает

Новочеркасскому мясокомбинату повезло хотя бы в том, что сырьё можно приобретать под заказы. Молзаводу ЗАО «Колхоз Советинский» из Неклиновского района в этом смысле сложнее: предприятие работает на собственном молоке (ферма находится в двух километрах от цеха), и корове не объяснишь, что спрос на кефир, сметану и ряженку сократился.

– У нас самый большой провал – это бюджетная сфера. Мы поставляли «молочку» в детские сады, а они закрыты. Около 30% от всего объёма производимой продукции шло в дошкольные учреждения. Они закупали всю палитру нашей продукции, за исключением сыворотки, – рассказал замдиректора предприятия Михаил Сафонов. – С 1 июня запускаются дежурные группы в детских садах, надеемся, что появится устойчивый спрос. Кроме того, в Неклиновском районе есть большая сеть детских лагерей, и у нас был опыт поставок в такие учреждения. Но пока этот сектор молчит.

Во время карантина доступными каналами сбыта для ЗАО «Колхоз Советинский» оставались розничные магазины Таганрога – здесь спрос упал на 15%, и торговые сети – они сократили объём закупок на треть.

– Со слов представителей торговых сетей, наплыв клиентов случается раз в неделю, непредсказуемо, и им из-за этого сложно спланировать объём закупки. Бывает, они заказали – мы привезли, а максимальный клиентопоток на наш завоз не попал. Сети говорят, что несут убытки, – сказал Михаил Сафонов.

Поскольку спрос на переработанную продукцию сокращается, часть молока, производимого на ферме, приходится сбывать на предприятия, где делают «долгоиграющие» продукты (твёрдый сыр, ультрапастеризованное молоко). Проседание по сливочному маслу удалось сгладить за счёт продажи сливок производителям мороженого. Но те забили склады готовой продукцией, а расходится пломбир плохо: дождливая погода не способствует росту спроса, да и гулять людям не разрешается.

– Чтобы стимулировать сбыт в розничных магазинах, проводим акции, снижаем цены. Балансируем на грани рентабельности, проедаем оборотные средства. Чтобы их пополнить, придётся брать кредиты, которые станут ещё большей нагрузкой: за счёт чего гасить проценты, если доходность бизнеса и так снижается? – рассуждает Михаил Сафонов. – И вроде бы никто не виноват, а потери растут.

Провал в молочной отрасли может быть достаточно долгим. На днях глава ассоциации «Союзмолоко» Артём Белов предположил, что к концу года спрос потребителей на молочную продукцию упадёт на 4-6% – в соответствии с падением доходов населения. При этом производство сырого молока будет увеличиваться – только за первый квартал 2020 года прирост составил 400 тыс. тонн. Лишнее сырьё уйдёт на производство продуктов с длительным сроком хранения и биржевых товаров. Их запасы будут расти и давить на рынок.

АПК подлежит восстановлению

На прошлой неделе председатель комитета Госудумы по аграрной политике Владимир Кашин обратился к министру экономического развития Максиму Решётникову с вопросом, почему предприятия АПК не были внесены в перечень пострадавших от коронавируса отраслей. Министр отвечал, что официально пострадавшими считаются лишь те сферы, где выручка упала более чем на 30%. В сельском же хозяйстве, считают в правительстве, такого падения не было.

Возможно, «средняя температура по больнице» получилась нормальной за счёт отдельных сегментов пищепрома. Так, по данным Росстата, в апреле 2020 года производство гречневой крупы выросло на 49,7%, свекловичного сахара – на 26,6%, макарон – на 36,7%, мясных консервов – на 47,2%, подсолнечного масла – на 38,2% (относительно апреля 2019 года). При этом в целом производство пищевых продуктов выросло всего на 3,7%. Очевидно, что взрывной выпуск макарон, крупы и консервов замаскировал в общей статистике падение, которое испытывали переработчики в других сферах.

Интересны данные Росстата и по сбыту. Розничная торговля продовольствием в апреле в денежном выражении упала на 9,3% (до 1,214 трлн рублей) по сравнению с апрелем прошлого года и на 15,2% по сравнению с мартом. Люди либо ограничили себя в покупке некоторых продуктов, либо предпочли им более дешёвые аналоги.

Впрочем, несмотря на убеждение, что сельское хозяйство «наиболее мягко» прошло карантин, Минэкономразвития всё-таки внесло АПК и пищевую промышленность в «Национальный план восстановления экономики». На оздоровление предприятий государство направит 3 триллиона рублей, но какие конкретно меры поддержки получит пищепром, пока неизвестно. Широкой публике «Национальный план восстановления экономики» будет представлен после того, как с ним ознакомится президент.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.