Крупа стремится за границу, но рынок предпочёл зерно: что, если не пошлины, поможет экспорту переработки?

0 14

Крупа стремится за границу, но рынок предпочёл зерно: что, если не пошлины, поможет экспорту переработки?

Что растениеводу хорошо, то переработчику – дни простоя. Увы, эта истина актуальна для Ростовской области и в нынешнем сезоне. Мощности крупяных и мукомольных предприятий Дона задействованы всего на 30%, и, несмотря на близость заводов к портам, пшеница уезжает за рубеж в виде сырья, а не продуктов переработки

 Почему это происходит и чем помочь отрасли, чиновники и бизнесмены говорили на форуме «Донской экспортёр», который организовал аналитический центр «Эксперт. Юг».

Закрыты границы, пусты шоу-румы…

Традиционно выступать на этом мероприятии в качестве «гласа ростовского АПК» позвали Любовь Железную, главу зерноградского кооператива «Маяк». Возможно, потому, что это одно из самых успешных предприятий-экспортёров. А может, потому, что честнее Любовь Дмитриевны о наболевшем никто не скажет.

За несколько лет «Маяк» объездил все крупнейшие мировые выставки, предлагая свою продукцию из нута, чечевицы, гороха. Помимо крупы показывали иностранцам безглютеновую муку, растительный фарш, смеси для супов и каш. 

– Образцы нашей продукции лежат в шоу-румах в Шанхае, в Дубае, в Хошимине. В Китае были трижды. В Берлине… Везде её хотят брать. Но выставки громадные, а мы – маленькие. Тысячу тонн на контракт я ещё дам, а десять тысяч – уже нет, – говорит Любовь Железная. – Поэтому мы с другими донскими переработчиками стали объединяться, созда Клуб экспортёров. 

Несколько лет назад у «Маяка» сорвались большие контракты из-за санкционных ограничений: покупатели не смогли перечислить предоплату, и сделка не состоялась.

В этом году на экспортную деятельность «Маяка» наложили отпечаток коронавирусные ограничения. За границу сам не поедешь, поэтому потенциальных покупателей приходится отправлять в шоу-румы – выставочные залы, которые работают за рубежом на постоянной основе и демонстрируют российские товары.

– Но эти шоурумы, вы меня извините, работают отвратительно, – сказала Любовь Железная представителям Российского экспортного центра. – Вся надежда была на наши зарубежные представительства. А у них то нерабочий день, то перерыв, то товара нет…

 

Рашид покупает дороже 

Несмотря на закрытые для граждан границы, объёмы экспорта у «Маяка» в этом году не уменьшились. Продукцию из бобовых активно покупают станы Европы, Армения, Белоруссия, Турция.

– Мы разбаловались – многие приезжают и забирают своим транспортом. Оплату берём по факту загрузки. Сейчас принимаем заявки от казахов, азербайджанцев. Заказов много, но нас ограничивает количество сырья, – рассказала Железная. – Чечевицы красной вообще нет: по 45 рублей берём отсевы… В Ростовской области в прошлом году культура давала 24 центнера с гектара, а в этом – 3-5 ц/га. Знакомый фермер из Азовского района её вовсе запахал: ни одного дождя за три месяца не было, всё засохло. Звонила друзьям в Самару: и там всё под метёлочку забрали, чечевицы нет. 

Оборот удаётся сохранить лишь за счёт фермеров, которые вошли в кооператив – они в общей сложности вырастили 1,5 тысячи тонн чечевицы из семян, предоставленных «Маяком».

Как и все остальные потребители зерна внутри России, кооператив конкурирует за сырьё с экспортёрами. В нишевых культурах эта борьба становится особенно ожесточённой.

– На юг России приехали иностранные ребята, которые зарегистрировали здесь свои фирмы и скупают всё на корню, – говорит Любовь Дмитриевна. – Рассчитываются наличкой с предприятиями – и отгружают себе на родину. Перерабатывают наше сырьё у себя дома – в Мерсине, в Газиантепе (города Турции – прим. авт.), в Дубае…

Договорилась я с одним хозяйством о продаже овса. Приехал Рашид, дал на рубль дороже – и всё, я без сырья осталась. Мой контракт полетел… 

То, что условный Рашид всегда готов дать больше российского переработчика, согласен и глава крупяного завода в Родионово-Несветайском районе Александр Ясыновый. 

– Нам сложно конкурировать с ценами, предложенными экспортёрами, которые вывозят чистое зерно, а не переработанную продукцию. С другой стороны, мы не можем заставить фермера не продавать дорого – ведь любой бизнес нацелен на получение прибыли, – говорит Александр Александрович.

Что с этим делать, никто не знает. Представитель «Опоры России» Михаил Марышев на форуме предложил донести до аграриев мысль, что иногда 15-20 копеек люфта на килограмме – это сохранение рентабельности отечественного переработчика.

– Если не станет наших предприятий, то конкуренция на рынке сократится, и те, кто сегодня покупает дорого, завтра будут покупать за копейки, – предположил Михаил Николаевич.

Впрочем, на случай, если «метод уговора» не поможет, у правительства Российской Федерации есть козырь в рукаве, который заставит растениеводов продавать дешевле. Это обсуждаемый сейчас механизм вывозных пошлин. А механизм нетарифного регулирования – квоты – судя по всему, уже неизбежен.

 

Вместо пошлин попросили субсидии

На форуме «Донской экспортёр» тему ограничений не могли обойти стороной. Глава Зернового Союза сельхозпроизводителей Ростовской области Юрий Паршуков заметил, что любые административные барьеры для экспортёров крайне негативно скажутся на финансовом положении аграриев. А в текущем сезоне жертвовать маржой растениеводов нельзя, поскольку они –  по крайней мере на юге страны – оказалась в сложном положении.

Сев озимых культур проходил в крайне неблагоприятных условиях, всходы оставляют желать лучшего и уже сейчас понятно, что весной многим потребуется досев и пересев. Это значит, затраты на весеннюю кампанию сильно вырастут.

Замминистра сельского хозяйства Ростовской области Алексей Панкратов согласился, что вопрос об ограничениях волнует всех.

– Мы собрали более 136 млн тонн зерна в бункерном весе, это большой объём. Потребление в России – около 80 млн тонн. То есть потенциал экспорта, если округлить, около 50 млн тонн. Я думаю, что экспортная квота в 15 млн тонн может привести к тому, что сейчас, в месяцы, которые традиционно считались периодом умеренного вывоза, случится всплеск, а потом квота будет выбрана всего за полтора-два месяца, – поделился размышлениями Алексей Панкратов. – Что касается повышения пошлин, никакой официальной информацией на этот счёт наше ведомство не располагает. На недавнем совещании с Минсельхозом России Дмитрий Патрушев сказал, что введение пошлины – механизм сложный. Я думаю, Минсельхоз сможет найти решение, которое бы удовлетворило всех.

Весной потребность мукомолов и животноводов в зерне была закрыта за счёт инвестиционного фонда, но сейчас, по словам Панкратова, запасов не осталось.

Александр Ясыновый заметил, что на рентабельность переработчиков влияют не только цены на сырьё, но и другие составляющие производства и распределения. Прежде всего – дорогая логистика.

Мало того, что в Новороссийске не хватает контейнеров, так ешё и перевозчики сильно повысили ставки. Любовь Железная заметила, что отгрузки контейнерами с её предприятия подорожали с 3 рублей за килограмм продукции до 5-5,6 рубля.

– Мы с Украиной не смогли конкурировать именно из-за логистики, транспортные расходы в Новороссийском порту гораздо выше, чем в Одесском порту, – сказал Александр Ясыновый. – Субсидия на транспортировку экспортной продукции могла бы поддержать переработчиков.

 

Искать маржинальные ниши

Услышит ли правительство чаяния отрасли, неизвестно. Пока же донским предприятиям приходится самостоятельно искать решения. Любовь Железная, например, посоветовала коллегам-переработчикам делать ставку на высокомаржинальные товары, которые востребованы за рубежом. Интересным выглядит рынок функциональных продуктов: например, муки без глютена, муки из амаранта, смеси из бобовых для котлет.

– Сейчас такой пиар пошёл: Белгород строит завод по производству растительного мяса. А мы ещё восемь лет назад разработали сухой фарш из нуты и чечевицы! И он всем нравится. В России стало очень много веганов, спрос на эту продукцию растёт, – заметила Железная. 

Отвечая на запросы рынка, «Маяк» придумал производить безглютеновую овощную муку. Специально для этих целей кооператив закупил семена четырёх сортов батата. Три-четыре контейнера безглютеновой муки, говорит Железная, будут равны барже обыкновенной муки по маржинальности.

Другая идея – производить корм для мясных голубей, такой продукт востребован в Польше.

– Нужно искать ниши. Я посмотрела заявку, посчитала – нам на месяц работы, и рентабельность трёхмесячная. Можно взяться? Можно, – говорит Железная.

Одна из целей «Маяка» – выходить на международный уровень с продукцией, расфасованной сразу в потребительскую тару. Подобный проект кооператив сейчас обсуждает с израильской фирмой.

– Продавать сразу в розницу намного рентабельнее, потому что оптовые покупатели всё-таки много маржи забирают, – сказала Любовь Дмитриевна. – На те рынки, которые для нас ещё закрыты, нам, донским переработчикам, нужно выходить всем вместе. В идеале – и я просила об этом Алексея Панкратова – чтобы за рубежом действовала одна компания, которая бы представляла наши интересы и взяла на себя этот груз по продвижению нашей продукции.  А мы бы собирали всю свою продукцию – кто рис, кто пшено, кто горох – и отправили бы весь ассортимент ей одним контейнером. Надо объединяться и безбоязненно брать контракты.

 

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.