Масложировой союз почти добился повышения пошлины на подсолнечник, но теперь хочет вовсе запретить экспор

0 15

Масложировой союз почти добился повышения пошлины на подсолнечник, но теперь хочет вовсе запретить экспор

Ситуация с экспортом подсолнечника становится всё более драматичной. На прошлой неделе Минэкономразвития опубликовало проект приказа о повышении пошлины с 6,5% до 20% от таможенной стоимости. Но этого переработчикам оказалось мало: теперь они требуют полного эмбарго.

В начале апреля на федеральном портале проектов нормативных актов появился любопытный документ, разработанный Министерством экономического развития РФ. Это проект постановления правительства, которое должно увеличить экспортную пошлину на подсолнечник с нынешних 6,5% (но не менее 9,75 евро за тонну) до 20% (но не менее 80 евро за тонну).

Идея увеличения сбора не нова – её больше года лоббировал Масложировой союз России. Но до сих пор она существовала на уровне разговоров. А к 11 августа получила статус законопроекта.

Денег недосчитаются аграрии

«Крестьянин» пообщался со знакомыми растениеводами. Ни у кого из них новость восторга не вызвала.

– Если пошлину повысят, будем бастовать! – ответил генеральный директор АО «Учхоз Зерновое» Владимир Абрамов. – Я обращусь к Юрию Паршукову (глава Зернового союза сельхозпроизводителей в Ростовской области), чтобы от лица донских аграриев выразить своё неудовольствие – и большое неудовольствие! – в отношении этой меры.

Возмущение растениеводов понятно: подсолнечник хотя и считается капиталоёмкой культурой, позволял хозяйствам зарабатывать, а порой – даже компенсировать убытки от других культур. С повышением пошлины закупочная цена, ожидают аграрии, поползёт вниз.

– Это снизит цены на подсолнечник тысячи на три, а то и на четыре на тонне, – рассуждает президент холдинга «Урал-Дон» Александр Ярошенко. – Учитывая, что мы собираем порядка 10 млн тонн подсолнечника – можете прикинуть: сколько недосчитают в своих карманах производители. Решение правительства мы критиковать не будем… 

Но неправильное оно. Доходы просто перейдут от производителя к переработчику. 

Такое же мнение высказал и директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов.

– Цель подобных ограничений экспорта сельхозкультур – перераспределение доходов от аграриев в пользу переработчиков. В среднесрочной перспективе это может привести к снижению интереса аграриев к этой культуре, а значит, и к сокращению площадей посевов, – сказал эксперт в интервью газете «Ведомости».   

Со вторым тезисом на юге, впрочем, не согласны. Растениеводы объясняют: севооборот в два щелчка не поменяешь.

– Даже с повышенной пошлиной культура останется рентабельной, безусловно, – говорит Александр Ярошенко. 
Сомневается в возможности заменить чем-то подсолнечник и Владимир Абрамов.

– В 1990-е годы, когда сельское хозяйство считалось «бездонной ямой» и никому не было нужно – потому что Черномырдин сказал, что за нефть и газ мы всё за границей купим, я обращался к учёному, Ивану Григорьевичу Калиненко, с вопросом, что ещё можно сеять. В моду входили и рапс, и лён, и нут, и многие другие культуры. Калиненко ответил: «Владимир Герасимович, экзотикой не нужно заниматься». Нишевые культуры могут занимать небольшие площади, фермеры могут ими заниматься. Но крупным хозяйствам следует выращивать традиционные культуры, причём те, которые востребованы и на внутреннем, и на мировом рынке.

Владимир Герасимович рассказал о горьком опыте по производству нута: эту культуру в хозяйстве начинали сеять с 600 гектаров, первый урожай реализовали по 25 тыс. рублей за тонну. Но когда со временем посевы расширились до 3 тыс. га, цена на нут рухнула до 8 тыс. рублей. Продать зернобобы удалось лишь на третий год: турки «только из уважения к Учхозу» заплатили по 12 рублей.

– Объясняется всё просто: два года подряд в Индии был высокий урожай, и никто за границей у нас нут не брал. А внутри России кому он нужен? На котлетки, супчики и хумус идёт в лучшем случае 15% от того, что мы производим, – объяснил Абрамов.

Нужно ли поддерживать маслозаводы?

Масложировой союз России, несколько лет добивавшийся повышения пошлины, продолжает настаивать, что от ограничений по экспорту выиграют все – и переработчики, и производители: в последние 15 лет Россия переживала «стремительный рост перерабатывающей отрасли», мощности оказались недозагружены, конкуренция маслозаводов за сырьё увеличилась.

В 2001 году, когда была введена 20-процентная пошлина на подсолнечник, сою и рапс, все производители тоже кричали, что у них пытаются забрать доходность. Тем не менее за 15 лет после введения пошлины производство подсолнечника выросло в четыре раза, сои и рапса – в 9-10 раз, – рассказал в интервью телеканалу «Мир24» исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев. 

Мальцев напомнил, что запрет на экспорт подсолнечника, введённый в апреле и действующий до сих пор, стимулировал Турцию импортировать из России больше подсолнечного масла. Цены на этот продукт выросли, и российские переработчики, соответственно, смогли давать аграриям более высокие «премии».  

Цена на подсолнечник в этом сезоне – даже после запрета на экспорт – действительно была высокая, а в июне доходила до 30 тыс. рублей за тонну, подтвердил зернотрейдер, глава ООО «Власта» Александр Зубов.

– Но с другой стороны, мне не понятна логика правительства. Если они хотят обеспечить продовольственную безопасность России – а именно с такой формулировкой вводился запрет в апреле, то следует тогда ввести пошлину и на растительное масло – пусть на российском рынке оно будет дешёвым. Если же правительство хочет просто поддержать переработчиков, то давайте посчитаем, сколько людей занято в перерабатывающей отрасли, а сколько – в производстве культур, – предложил Александр Владимирович.

Не прощёлкать бы запрет

Рассуждать о судьбе нового урожая подсолнечника растениеводы пока не берутся – неизвестно, сколько вообще соберут маслосемян. Александр Зубов предполагает, что раз уж прошлый сезон закончился «на высоких отметках», то и на старте нового сезона провала не случится. 

Александр Ярошенко до­пускает, что в первой половине сезона случится «ускоренный слив маслосемян»: экспортёры будут стремиться сбыть семечку до повышения пошлины.
Впрочем, существует вероятность, что путь российскому подсолнечнику за границу может быть преграждён вовсе. На прошлой неделе в распоряжении агентства «Интерфакс» оказалось письмо, направленное Масложировым союзом России на имя вице-премьера РФ Виктории Абрамченко. В нём Михаил Мальцев просит бессрочно продлить разрешительный порядок экспорта семян подсолнечника, который был введён странами ЕАЭС сроком до 31 августа текущего года. 

В обращении к Абрамченко Мальцев указал, что в прошлом сезоне за рубеж было вывезено 1,25 млн тонн подсолнечника (+0,6 млн тонн «серых» поставок в Казахстан), а также 0,5 млн тонн рапса (24% от объёма производства этой культуры). Такой объём экспорта «оказался критичным для отрасли» и привёл к остановке маслодобывающих предприятий уже в июле текущего года.

В новом сезоне экспорт масличных может вырасти ещё больше. За первое полугодие (сентябрь 2020-го – январь 2021-го) за рубеж отправится около 2,5 млн тонн масличных, предполагают в Масложировом союзе.

«Это означает, что даже при сопоставимом с 2019 годом урожае подсолнечника экспорт составит почти 20% от объёма производства, что приведёт к существенной недозагрузке перерабатывающих мощностей внутри страны и остановке экспортоориентированных маслодобывающих предприятий уже в мае 2021 года», – говорится в письме.

Предотвратить массовый вывоз масличного сырья Михаил Мальцев предлагает за счёт «разрешительного режима экспорта» (по сути это то же эмбарго). Причём «режимным» теперь должен стать не только подсолнечник, но и рапс – ввиду уменьшения его посевных площадей. Запрет на экспорт этих масличных союз переработчиков предлагает продлить на четыре года.

Представитель Абрамченко сказал, что обращение Масложирового союза действительно поступило, профильным министерствам поручено его рассмотреть.
Правительство России оказалось в каком-то смысле на распутье: принять стратегию Минэкономразвития и увеличить пошлину до 20%, принять позицию масложировиков и вовсе запретить экспорт либо оставить всё как есть.

Общественные обсуждения законопроекта о повышении пошлины продлятся до 25 августа, так что у заинтересованных лиц ещё есть шанс высказать своё мнение.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.